Фото митингПотрясения в Ингушетии, символически завершившие свой первый этап последовавшим после окончания митинга землетрясением, можно рассматривать в контексте экономической комы региона, текущей активизации противоречий между «силовиками» и более того грандиозной трещины между Вселенским патриархатом и РПЦ. Каждый фактор в той или иной степени занимателен с политологической точки зрения, но, учитывая большую привлекательность для меня социологии, попробую изложить трансформации, которые мы будем скоро наблюдать в общественном сознании.

Ингушское общество отличается своей монолитностью, оно пронизано множеством родственных уз и вне зависимости от внутриисламских предпочтений и социального положения, находится в постоянном взаимодействии. Веками формировавшаяся сплоченность регулярными собраниями, даже по малозначительным причинам, формирует с ранних лет острое ощущение родства и приоритетности коллективных интересов над индивидуальными. Возможно по этой причине в республике сложно формировать эффективную политическую элиту, от которой требуется непредвзятость под постоянным кланово-семейным давлением, цель которого использовать ресурсы родственника в узких интересах родни, разумеется в ущерб общественной пользе. Плотная взаимосвязь всех слоев ингушского общества, станет основным распространителем нового взгляда на самоидентификацию в рамках общероссийской действительности. Стратегия изоляционизма, отчуждения от общегосударственного вектора, выработка новой модели поведения в условиях игнорирования чаяний народа, это основные веяния, которые мы будем наблюдать в ближайшее время.Чиновничий аппарат, выполняющий роль посредника, будет всячески создавать перед Кремлем иллюзию стабильности общественных настроений, ведь именно от этой картинки зависит их доступ к бюджетным потокам, эффективность которых отражена в социально-экономических показателях, в которых республика занимает первое место по дотациям (86% бюджета составляют поступления из федерального центра; последнее место по потребительским расходам на душу населения – всего 7200 руб. в месяц; в 10 раз выше уровень безработицы, чем в среднем по России). Политика изоляционизма будет выражена в поисках новой идеологической платформы, которая поможет определить роль и место народа в реальности. Самосознание этноса в ближайшее время будет находится в напряжении, по причине поиска нового союзника или выработке самостоятельного пути. Появятся мыслители, предпочитающие стандартный поиск более влиятельного геополитического партнера, им буду оппонировать приверженцы особого ингушского пути, обосновывая свою позицию массовым дроблением мира на мелкие группы влияния. Последняя модель имеет привлекательность, ввиду наличия разветвленной диаспоры, заявившей о себе в связи с последними событиями. Сеть ингушских землячеств формировалась приблизительно по той же причине, что и сейчас. После разочарования в государственной политике на Родине, некоторые семьи в целях перестраховки, оседали на других территориях и сохраняя связь с отчизной, были носителями иных взглядов. Модификация коллективного сознания порой играла спасительную роль, что подтверждается полной отчужденностью от советской власти, потеряв раньше многих веру в пролетариат, ингуши выработали иммунитет к моменту развала СССР, что не позволило уйти в глубокую депрессию и демографический кризис, который наблюдался во многих частях постсоветского пространства. Безусловно, за Кремлем остается ряд лечебных мер, реализовав которые можно не допустить идеологического отчуждения ингушей, но наблюдая за тем, на каком уровне отношения у России с братской Украиной и вековым партнером Грузии, надежды надо подстраховывать в целях недопущения более отягощающих последствий.

Автор: Магомед Беков

по материалам: www.instagram.com/themagastimes

Добавить комментарий


Считаете ли Вы обмен территориями Ингушетии и Чеченской республики равноценным
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:

Авторизация

Наверх